Свобода, равенство, братство

Danya, 18 Cheshvan 5778

100 лет назад произошла Октябрьская революция — событие, навсегда изменившее не только нашу страну, но и весь мир. Будь мы советскими гражданами, сегодняший день встречали бы демонстрациями и пафосными речами об Ильиче под водку и шпроты. Для кого к счастью, для кого к сожалению, СССР — уже история. А мы вместо демонстраций можем перетереть за революцию в интернете, конечно же через призму русского рэпа. В нашем аполитичном жанре тема революции и коммунизма — художественный троп, используемый для достижения определенного эффекта. Давайте вспомним, кто и каким образом обращался к красной идее в русском рэпе.

Имен, на самом деле, не так много. Причем большая часть связана с Бабангидой и его товарищами. Именно Бабангида, культовый рэппер-тролль, ловко скрестивший идеологию анонимусов с карнавальным сталинизмом, популяризовал в русском рэпе образ бескомпромисного андеграунд-борца, использующего «красную свастику» как символ борьбы с коммерцией. «Святая свастика окрась мир в красный цвет, небесный Сталин подари нам смерть», читает он в треке Свастика.

Сложно понять, где Бабангида шутит, а где серьезен, что роднит его с другим популярным сегодня исполнителем. В треке Коба Бабан использует цитату из Касты для прославления Сталина: «Не забывай, помни свои корни, наш бог — коба, наш вождь добрый, мы все топливо в пожаре революции». Представляю себе комметарий Шыма по этому поводу... Бабангида использует символы большевизма как для критики лабильного русрэпа, так и для деконструкции безыдейного капиталистического общества. Он осознает разрушительную мощь большевизма, не оставляющего места для выражения личной воли, но принимает это как жертву великой идее: «мы все топливо в пожаре революции». Забавно, что Бабан также нередко поминает современных коммунистов, например в треке Не стало Сталина: «я вступил в КПРФ, Зюганов сказал мне: «читай рэп». Также у товарищей Бабана, группы ленина пакет есть трек «Нас спонсирует Зюганов», совсем уж неприкрыто высмеивающий российских коммуняк, к которым действительно невозможно относиться всерьез. Такое вот скрещение Сталина с Зюгановым ставит под сомнение серьезность коммунистических «убеждений» Бабангиды.

Однако, именно как художественный прием, «коммунизм» используется Бабангидой весьма успешно. Несмотря на мое категорическое неприятие большевизма, я люблю эти треки, в том числе за то, что выводя гипертрофированный образ красной идеологии, они, таким образом, неслабо её критикуют (по воле автора или же вопреки ей). Тем не менее, я не могу не разделить тоску Бабангиды по великой идее, которую он выражает особенно остро в треке Пирдуха: «давно пропала вера во что-то светлое впереди, а мы наперекор времени продолжаем туда идти, в неведомый коммунизм, как Незнайка в Солнечный город, и уже скоро нас тоже не станет, и лишь оскаленное время, как пел старик Егор, и деревянным языком будут стучать новые певцы, по каменным головам тех, для кого жизнь это цирк».

Эта строчка отсылает нас к человеку, во многом повлиявшему на Бабангиду, а именно — Егору Летову. Творчество покойного лидера «Гражданской обороны» сегодня очень популярно у молодых, и отчасти именно из-за тоски по великой идее, тоски, которую в своих песнях выплескивал Летов. В то же время отношение Летова к коммунизму противоречиво — советская власть его преследовала, а сам он написал величайшую антисоветскую песню «Все идет по плану», которую, впрочем, обожают ностальгирующие совки всех мастей. С другой стороны, после распада СССР, Летов вместе с Лимоновым и Дугиным основали НБП — Национал-большевистскую партию. Ее символика — черный серп и молот в белом круге на красном поле — напрямую отсылает одновременно к большевизму и национал-социалистической свастике. Такая перемена на самом деле объясняется просто — разлагающаяся «на плесень и липовый мед» инертная система бюрократического социализма не могла устроить радикально настроенного Летова, который стремился к экстремизму, в первую очередь экстремзму творческому.

В каком-то смысле НБП, партия созданная писателем, философом и рокером, была обречена стать в большей степени арт-проектом, чем реальной политической организацией. Отсюда, с Летова и его соратников, и начинается применение ультралевой идеологии как художественного приема. В этом смысле Бабангида и ленина пакет — эпигоны Летова.

Но мы говорим о русском рэпе, и здесь Бабан, конечно, был первопроходцем в сфере, скажем так, «арт-коммунизма». Интересно рассмотреть и творчество ленина пакет в данной связи. К примеру, трек Утопический социализм, трогательно исполненный молодой девушкой, создает картину светлого коммунистического будущего, прямиком со страниц советской фантастики: «там всегда тепло и все вокруг бесплатно, все предельно просто и без объяснения понятно, чистые подъезды, чистые дворы, и солнце отражается в улыбках детворы».

Здесь ирония если есть, то она куда тоньше, чем у Бабангиды. Сегодняшнее поколение слушателей запросто может увидеть в этом треке подлинный образ советского общества, которое на деле было очень далеко от подобной идиллии. В другом треке, Космодром, рассказывается комичная история барыги, который проносит контрабанду на космопорт, дабы толкнуть свой стафф на Марсе. Скит в начале трека вновь возвращает нас к ламповой атмосфере советской фантастики: «Вступая в звездный союз космонавтов я присягаю, что буду участвовать во всех перелетах...». Герои ленина пакет не склонны к категорической оценке действительности, они видят мир тоньше. Их несколько блаженные голоса в треке Революция повторяют: «мы любим тебя, революция. мы любим тебя, революция. мы верим в тебя революция, потому что мы любим тебя». Ленина пакет находят в ностальгии по советскому прошлому что-то настоящее и подлинное, противоположное пластмассовому миру, который в итоге победил. Найти в далеком детстве, среди ярких, но размытых образов, некую светлую сверхидею — очень соблазнительно. Можно сказать, что ленина пакет рисуют картину идеального коммунистического общества, утопию, которой никогда не было и к сожалению, и быть не могло. Важно ли это понимать при прослушивании их треков? Опасна ли романтизация коммунизма? Не знаю... Мне кажется, нужно помнить, что первые коммунисты тоже были идеалистами. Еще важнее помнить, чем все это закончилось.

Прямым наследником ленина пакет является популярный сегодня рэппер Гнойный, один из псевдонимов которого, Слава КПСС, не нуждается в расшифровке. Напрямую причастившись традиции «арт-коммунизма» от ее носителей, Гнойный нередко поминает Советы в своих треках, чаще всего в ироническом контексте. Ламповая эстетика СССР нашла свое отражение в мерче «Антихайпа», изображающем рыжеволосого пацана, очень напоминающего героя советских мультиков. Антикапиталистический вектор Гнойного, апогей которого — раунды против Оксимирона — прямое заимствование идей Бабангиды, который как известно тоже баттлилился с Мироном в свое время. В отнюдь не ироничном треке «Новый Ротшильд», Слава читает: «Новый Ротшильд — буржуа, хотя внутри он красный...». Это дает нам ключи к пониманию нынешних перформансов Славы, а именно, его появлению в насквозь коммерческом шоу «Успех», которое вполне себе тянет на земной филиал ада. Гнойный развивает антикапиталистическую стратегию Бабана: он, подобно Люку Скайуокеру, стремится проникнуть в сердце Звезды Смерти, чтобы уничтожить её изнутри. Это, конечно, лишь красивая теория, оправдывающая то, что в принципе оправдать сложно: каковы бы ни были реальные намерения Гнойного, отправившись на СТС, он в любом случае становится инструментом в руках продюсеров и частью чужого спектакля, девальвируя таким образом собственный протест.

Интересно, что в баттле против Оксимирона, Слава КПСС побеждает человека, основывающего свой личный миф на «строительстве империи», которая и была свергнута при активном участии социалистов в 1917 году. В то же время в другом баттле Оксимирона, его оппонент, ST, сравнивает Мирона с Лениным, проникшим в Россию из эмиграции с целью уничтожить священную монархию. Этот пример еще раз демонстирует, что идеология в русском рэпе — гибкая вещь. В первую очередь она — художественный прием, декорация, которая не несет реального политического значения. Это не хорошо и не плохо, рэп — не политика, у него другие задачи и цели. Тем не менее, сказки о том, что «музыка вне политики» оставьте продюсерам шоу «Успех». Сегодня нет ничего ближе к политике, чем индустрия развлечений, частью которой стал рэп. И чем дальше, тем больше действия рэпперов, даже вопреки их желанию, будут политизироваться. Этого не избежать, рэп стал слишком большим, чтобы остаться чистым.

Что можно посоветовать в этой ситуации слушателям? Политизируйся, пока тебя не политизировали другие. Доходи до всего сам, изучай историю, молись, постись, слушай радио Порнорэп.