Мясо для овощей

07.04.2012 21:36

Скромные и слегка размалеванные размышления о будущем музыки и её слушателях. При уч. Vincent Gallo (цитаты).

  К процессу развития музыки можно относиться по-разному. Можно, например, вообще не обращать внимания. Или постоянно скулить о том, как всё плохо, и мы в упадке. Или же наоборот, наполняя киберпространство феерическими возгласами, чествовать подъем русского хип-хопа. Я думаю, второй вариант оптимален. Memento mori. Всё и всегда могло бы быть лучше. Как мы можем быть спокойны за русский рэп, когда знаем, что в данный момент тысчячи эмси и продюсеров по всему миру делают лучше? И когда нас тошнит от словосочетания «русский рэп». Да, у нас есть свои таланты, но этого мало. Самородки не обеспечат преемственность индустрии. Выродки, заброшенные в рэп криминальной эстетикой выроют ему могилу, только и всего. Но последний гвоздь в крышку гроба, как и первый, забьешь ты, дорогой читатель.

«Проблема не в художниках, а в публике. Не для кого стало записывать музыку, снимать фильмы. Единственное, в чём наш мир нуждается в художественном смысле — это в хорошей публике. В людях, которые действительно хотят смотреть фильмы, хотят слушать музыку, в тонких, восприимчивых людях. Ты можешь быть настолько хорош, насколько хороша твоя публика. Но где она?»

Это ты не ходишь на концерты, не покупаешь диски любимых исполнителей. Это ты сводишь любое обсуждение на форуме до алогичного, безграмотного фарса. Это ты ленивый, категоричный и глупый скот, желающий, чтобы его развлекали круглые сутки, ничего не отдавая взамен, даже доброго слова. И даже если ты слушаешь музыку о высших ценностях и идеалах, то выключая плеер и возрвращаясь к ненавистной работе ты предаешь их, опошляя и низводя до уровня бессмысленного пиздежа.

«Я думаю, что музыка попала в ту же самую ситуацию, что и театр. Аудитория настолько лишена всякого вдохновения, что никто не планирует новую театральную революцию. Невозможно придти в восторг от того, что люди, которые покупают музыку и ходят на концерты, настолько неинтересны. Я думаю, что зрители кастрировали развитие искусства».

Возможно, что в элитарности искусства был и есть какой-то смысл. По крайней мере музыка раньше не была так доступна, как сейчас. Между слушателем и исполнителем контакт гораздо сильнее, чем мы привыкли думать. Он был всегда, а сейчас, с редуцированием информационного и социального расстояния между ними, он важен, как никогда. «Скажи мне, кто твои друзья — и я скажу, кто ты». В отличие от друзей, слушателей не выбирают напрямую. Но косвенный выбор всё же происходит, и не нужно недооценивать ответственность исполнителя за этот непреднамеренный выбор.

«Сегодня любое ничтожество, каждый безмозглый ублюдок, каждый неудачник имеет возможность трахаться. Это стало таким простым делом, что у меня руки опускаются от отчаяния».

Мы можем пытаться адаптировать искусство под массы, тем самым уничтожив его суть. Или можно попробовать адаптировать массы под искусство — но неужели вы в это верите? У музыки есть только один вариант — интеллектуальная прививка от людей. В случае с рэпом — это лексическая защита, использование альтернативного словаря, недоступного и непривычного стандартному потребителю. Кроме того — использование новых, не канонических музыкальных форм, что уже сложнее. Проблема только в том, что сама идея идентефикации интелелкта через лексику изначально порочна. Попугаи и обезьяны прекрасно копируют модели поведения и воспроизводят даже самые сложные звуки, бесмысленно повторяя их как мантру, затирающую первоначальное значение. Менять нужно суть музыки, а форма второстепенна, так как в большей степени материальна.