Луперкаль и Вадяра Блюз «Элементарные частицы»

25.11.2012 14:46

f

Луперкаль продолжает оставаться чуть ли не единственным нашим исполнителем, который черпает из русской культуры гораздо больше, чем из зарубежного рэпа, и не ассоциируется с российской рэп-клоакой, при этом отнюдь не теряя связи с жанром, к форме которого он обращается в своём творчестве. Вадяра Блюз также своего рода уникум: смелым смешением стилей он добился плотного и качевого звучания, не уходя в бесплодную экспериментальность. Эти два исполнителя являют нам пример того, как можно делать хороший рэп, пренебрегая, казалось бы, его нерушимыми догмами. Впрочем, ключевым моментом здесь является не нарушение законов, а соблюдение определенных правил, без которых живая и пульсирующая рэп-поэзия Луперкаля может стать глупым пустословием последнего альбома интеллигентного Наума Блика, а бодрые и техничные напевы Вадяры Блюза превратятся в неуместное, слащавое и манерное пение.

Луперкаль и Вадяра Блюз хороши сами по себе. Хороши ли они вместе? Тотальный дефицит самобытных и техничных исполнителей в русском рэпе создаёт ситуацию, при которой два столь непохожих эмси делают совместный EP, попросту выражая взаимное уважение. Если вальяжно исполненные припевы Вадяры, разбавляющие плотно упакованную читку Луперкаля, еще кажутся уместными, то соседствующие куплеты этих исполнителей, пусть даже связанные тематически, слишком уж разнятся по огромному количеству параметров, начиная от интонации, формирующей посыл и настроение, заканчивая схемой стихосложения. Поэтому наиболее органично на данном EP звучат сольные треки авторов: «Вирши» и «Волк». «Андрей» и «200» также очень сильные, интересные работы. В «Андрее» замечательная концовка: сначала эдакий поэтический грайм от Луперкаля, затем фейерверковое соло Рипбита. Оба эти трека, правда, будучи в большей или меньшей степени сторителлингами, расстраивают сюжетом: в конце их герои достаточно банально погибают. Песня «Жизньзам» своим мотивом и интонациями Вадяры почему-то напоминает известный шлягер группы Високосный год. 

 


Угрюмая, провинциальная серость, скомканные и запутанные отношения, ложно понятая вера и алкоголизм, безногие ветераны Афгана и грустные кореша мертвого наркомана — таков образно-тематический набор данного релиза, элементарные частицы бытования на постсоветском пространстве.