Новый Ротшильд

Гнойный как деконстуктор мессианства в рэпе.

Danya, 10 Tishrei 5778

Слава Карелин aka Гнойный aka Соня Мармеладова aka Слава КПСС aka Валентин Дядька. Если перечислить все имена Гнойного, получится абзац, напоминающий монарший титул. У Бога много имен, впрочем как и у дьявола. Гнойный, несомненно, избегает ясного обозначения своей позиции и на этом приеме, в народе называемом «постиронией», строит свою очередную работу.

Гнойный — одновременно и больше, и меньше чем рэппер. Чтобы называться эмси ему не хватает крутых треков и скиллзов. Он бы так и продолжал гноиться постмодернистскими струпьями в андеграунде, если бы не культурный контекст, в который оказался ввергнут по факту вызова на баттл от известнейшего рэппера страны и последующей над ним победы. С другой стороны, именно этот культурный контекст легализовал весь багаж Гнойного, накопившийся за годы творчества. Заурядный житель веб-подземелья, извлеченный на поверхность под прицел миллионов глаз, оказался не таким уж заурядным. Или нам это только кажется? Творчество Гнойного — писсуар Дюшана, его значимость обрела новое качество в принципиально ином контексте. Я подчеркиваю, писсуар — творчество Гнойного, а не сам Гнойный, Дюшаном по отношению к которому пытался выставить себя Оксимирон на баттле. Художником здесь оказался именно Слава, прикинувшийся дурачком, но по факту оказавшийся злым гением, но не рэпа, а современной культуры. Слава, который понял, что новое искусство — не в содержании сообщения, а в красноречивом контрасте между сообщением и медиа, через которое оно транслируется. И когда Замай в прямом эфире «Культуры» доброжелательно обещает не посылать бывшего министра культуры Михаила Швыдкого, а Тина Канделаки закупается мерчем «Антихайпа» и фоткается с билетами на концерт Славы — это и есть искусство. Это, а не песни Гнойного, ценность которых в рамках паблика вк окажется более чем спорной, а в контексте русского рэпа — тем более.

Дискурс вокруг творчества Гнойного сильно ниже его собственного уровня. Люди смотрят на Славу либо как на музыканта, и ожидаемо видят что-то не очень внятное, либо как на нового идола, устроившего кровавую бойню старому и надоевшему, но у этой группы людей вся рефлексия о Гнойном сводится к восторженному воплю «Антихайп!», впрочем их кайф понять вполне можно. Мой же кайф в другом — понять, что представляет из себя Слава «на самом деле». И своим свежим клипом Гнойный предоставляет мне несколько новых возможностей для этого.

Симпатичный рыжеволосый мальчик, впервые появившийся на мерче «Антихайпа», обретает жизнь в прекрасно сделанном мультфильме. Этот рыжеволосый хулиганистый пацан, назовем его Антихайпик, на удивление напоминает мне кого-то из советских мультиков. Может парня-хоккеиста из мультфильма «Шайбу! Шайбу!»? Есть в нем что-то и от Теряши, вымышленной девушки из вселенной художника Саши Селезнёва. Антихайпик прост, непосредственен, всегда с добродушной и слегка лукавой улыбкой на лице. Он пришел к нам то ли из старого-доброго, то ли из нового светлого времени. В его глазах нет злобы и сомнения, он как будто бы знает, как все будет. Ему хочется верить, за ним хочется идти. Но почему он так странно себя ведет? Кормит дворняжку икрой, покупает кокаин для сирот? Он блаженный или шарлатан и водит нас за нос? Он Сталкер Кайдановского или Гришка Распутин?

Новый Ротшильд — великий благодетель и «бессеребренник в центре тус» или лжепророк, желающий стянуть путами обмана и затуманить разум наивных последователей? Гнойный намеренно не дает ответа, призывая к критическому отношению к любым пророкам нового времени, в том числе к нему самому. Символ Нового Ротшильда — монета с двумя сторонами, Ротшильд — «новый буржуа, хотя внутри он красный…». И даже реклама казино в начале клипа становится частью послания — высмеивая казино в клипе про мессию-бессеребренника Гнойный остается человеком, получившим деньги за его рекламу. Умный Гнойный снова строит из себя дурачка, показывая одновременно лицемерие любого современного «мессии», в том числе и свое собственное, с другой стороны умный зритель не может не понимать, что реклама казино в клипе на такую песню становится антирекламой. Трюк Гнойного кажется идеальным: он и есть стоящая ребром монета, бешено вращающаяся вокруг своей оси, сверкающая то одной, то другой стороной. Но рано или поздно монета прекратит вращение. Какой стороной она повернется в итоге?

Закончить хочется концовкой рассказа Чехова «Скрипка Ротшильда», не имеющего ровно никакого отношения к рассматриваемому выше клипу:

«…в городе все спрашивают: откуда у Ротшильда такая хорошая скрипка? Купил он ее или украл, или, быть может, она попала к нему в заклад? Он давно уже оставил флейту и играет теперь только на скрипке. Из-под смычка у него льются такие же жалобные звуки, как в прежнее время из флейты, но когда он старается повторить то, что играл Яков, сидя на пороге, то у него выходит нечто такое унылое и скорбное, что слушатели плачут, и сам он под конец закатывает глаза и говорит: «Ваххх!..» И эта новая песня так понравилась в городе, что Ротшильда приглашают к себе наперерыв купцы и чиновники и заставляют играть ее по десяти раз».